Александр Кержаков: «Надеюсь, мой сын побьет все мои рекорды»

2.12.2014, 14:30

Александр Кержаков стал гостем эфира «Радио Зенит». Чем форвард сине-бело-голубых отличается от Брюса Ли, как холод влияет на розыгрыш стандартных положений и кто должен стать тренером «Зенита», об этом читайте в интервью с Александром Кержаковым

Кержаков

 

— У нас для вас длинный список пожеланий от слушателей, а также поздравлений с днем рождения от тех, кто не смог этого сделать 27 ноября.

— Я хотел бы всех поблагодарить, потому что возможности сделать это по отдельности, у меня нет. Огромное спасибо за поздравления.

— Вы родились в один день с Брюсом Ли. Чувствуете ли вы какую-то духовную связь?

— Нет. Кроме того, я родился в один день с Борисом Гребенщиковым, но с ним тоже никакой связи не чувствую.

— Большое количество вопросов, связанных с вашим самочувствием. Расскажите, что произошло в матче с венграми.

— Практически сразу, как я появился тогда на поле, у меня возник голевой момент. Защитник наступил мне на ногу, после игры я почувствовал острую боль, а нога сильно распухла. С тех пор я пока окончательно так и не восстановился. Сегодня в первый раз смог без болевых ощущений бить по мячу. Впрочем, все равно еще рановато, функционально я пока не готов.

— Считается, что футболисты после тридцати лет не чувствуют боли, у них все атрофируется.

— Нет, это Брюс Ли не чувствовал боли, а мы чувствуем. Иногда даже острее, чем молодые футболисты. С годами болевой порог становится выше, а период восстановления – дольше.

— То есть в моменты, когда возрастной игрок во время матчей падает и корчится от боли, ему действительно неприятно, он не симулирует?

— При этом болеть может не то, по чему его ударили, а то, на что он неудачно упал.

— (вопрос слушателя) Вы с Андреем Аршавиным действительно планируете остаться в «Зените» несмотря ни на что и завершить карьеру в Петербурге?

— Я очень хочу остаться здесь, закончить карьеру в «Зените» и потом помогать всем, чем можно моему родному, любимому клубу. Наверное, Андрей мыслит примерно так же, как и я.

— (вопрос слушателя) Зачем вы раззадориваете Бубнова? Его и так слишком много.

— А я никого не раззадориваю.

— У вас с Александром Бубновым случился нежный роман по переписке. Он в итоге так и не поехал тренировать?

— Нет, в Кингисеппе остались прежние тренеры.

— Слился?

— Не знаю, не ко мне вопрос.

— (вопрос слушателя) Какая у вас любимая книга, любите ли вы читать?

— Да, я в последнее время много читаю, особенно на сборах. Последняя книга, которую я прочитал, называлась «Золото бунта» Иванова. Хорошая книга. Также на меня произвела большое впечатление «Обитель» Захара Прилепина. А так, в принципе, читаю разные книги.

— Ну, вот в отпуск поедете, уже отложили на полочку книги?

— Пока нет, но, думаю, это не большая проблема.

— А вы в бумаге читаете?

— Только в бумаге. Не люблю гаджеты, мне нравится ощущать книгу. Запах и прочее. А еще нравится момент, когда ты преодолеваешь экватор книги. После этого она читается быстрее и приятнее. Допустим, книга из семисот страниц. Когда ты перелистываешь триста пятидесятую, понимаешь, что сейчас все пойдет быстрее.

— (вопрос слушателя) Кто, на ваш взгляд, оказал наибольшее влияние на ваше становление? Возможно, Владимир Казаченок? И по поводу книг. Обсуждаете ли вы с кем-нибудь прочитанное?

— Прочитанное обсуждаю с тем, кто мне эту книгу советует, потому что понимаю, что человек ее читал. А по поводу своего становления, в первую очередь, хочу сказать спасибо своим родителям, именно им я обязан своим воспитанием и всему тому, что у меня есть. На моем жизненном пути встречалось много людей, благодаря которым я сейчас нахожусь здесь. И один из них, естественно, Владимир Александрович Казаченок.

Кержаков

— А вы до сих пор обсуждаете с отцом футбол?

— Конечно, мы никогда от этого не отходили. Может быть, с годами эти разговоры стали менее эмоциональными, потому что я, может быть, приблизился немного к отцу по рангу и заслугам, но он по-прежнему стоит выше меня и высказывает мне свое недовольство.

— Был ли от отца какой-то неожиданный совет?

— Никогда не считать себя умнее других.

— Золотые слова! А я уж думал: Саня, ныряй при первом контакте.

— Нет, это только если в отпуске.

— У нас очень много вопросов про количество сезонов, которые вы себе на берестяной грамоте отметили. Ну и про чемпионат мира 2018. Понятно, что несмотря на всю эту риторику о большой белой надежде в лице Артема Дзюбы, вы все равно остаетесь главным нападающим сборной России.

— По поводу сезонов, вопрос не только ко мне. Если бы все зависело только от меня, до 2018 года я бы точно поиграл с удовольствием. Тогда после домашнего чемпионата мира можно было бы и карьеру закончить.

— Эффектно уйти непобежденным.

— Победителем!

— (вопрос слушателя) Наигрываете ли вы угловые на тренировках? Установка ли это тренера – подавать на ближнюю? Почему в семидесяти случаях из ста мяч не перелетает ближайшего защитника?

— Специально не наигрываем. Делали это, например, перед матчем с ЦСКА. А вообще, многое зависит от погодных условий. Чем холоднее, тем сложнее перебивать ближнего.

— Объясните, пожалуйста, что это за физический закон такой?

— Ну как, мяч замерзает, становится очень сложно. Я думаю, если вы хоть раз выходили играть при минусовой температуре, вы знаете, насколько тяжело в таких условиях сильно бить по мячу. К тому же, хочется сделать такую передачу, чтобы она не была перехвачена вратарем, и при касании ее было бы проще срезать в ворота. Поэтому нужно это делать сильно. Для того, чтобы тому, кто будет замыкать, пришлось делать головой меньшее движение, просто подставить голову.

— А как так получилось, что вы в какой-то момент выгрызли себе роскошь подачи угловых с правой ноги?

— Зубы здесь не при чем. Это была установка главного тренера. Он спросил меня, могу ли я подать угловой или штрафной с фланга. Я сказал: нет проблем.

— Интересно, какого ответа ожидал Андре Виллаш-Боаш?

— Не знаю, может быть, что я откажусь или скажу, что вряд ли добью (смеется).

– У вас родня в нижегородской области. Вы их посещаете?

– У меня в городе Дзержинск живут бабушка по отцовской линии, тетя и двоюродная сестра. Но у них давно очень не был. 

– (вопрос слушателя) Как обстоят дела со школой имени Юрия Морозова? Удачи вам в этом нелегком деле. 

– Очень сложно и долго. За 5 лет вынашивания идеи поменялось уже два предполагаемых для строительства места. Каждый раз мы узнавали о существенных проблемах. Кажется, что нашли третье место. Я борюсь за школу и хочу, чтобы она была построена.

– (вопрос слушателя) Вы любите водить автомобиль?

– Мне приходится это делать. Когда мало машин на улицах, то вождение приносит удовольствие. 

– (вопрос слушателя) Какие перспективы у «Зенита» в Лиге чемпионов?

— Все зависит только от нас. Побеждаем – выходим в ⅛ финала Лиги чемпионов. «Монако» не проиграл ни одного матча в группе. Будет очень сложно, сложнее, чем во всех предыдущих играх. Но на кону стоит путевка в следующий раунд. Да, мы гарантировали себе еврокубковую весну, но все хотят играть только в Лиге чемпионов. Никого не удовлетворит Лига Европы. 

– Чем «Байер» оказался сильнее «Зенита»? 

– После первой игры не сделали выводы. Немцы превосходили «Зенит» во всех компонентах. 

– (вопрос слушателя) Кого из бывших игроков «Зенита» хотели бы вернуть в состав команды? 

– Я об этом не так давно говорил в одном из интервью. Хотел бы вернуть Вову Быстрова, Рому Широкова и Игоря Денисова. 

– (вопрос слушателя) Как складываются отношения с Андреем Аршавиным?

– Я общаюсь с ним, но не стал бы говорить, что он – мой друг.

– А как общаются между собой игроки «Зенита»? Правда ли, что иностранцы разговаривают с иностранцами, а россияне только с россиянами?

– Да, но это не группировки какие-то, а так происходит из-за того, что между собой иностранцам общаться проще.

– Вы же говорите по-испански. Вы можете быть толмачом?

– Я уже наговорил достаточно по-испански, хочу по-русски говорить.

– «Зенит» пока лидирует с большим отрывом. Все ли хорошо в команде? Или это иллюзия, которая возникла в августе и сентябре, когда сине-бело-голубые выдали победную серию?

– Сравнивая чемпионские сезоны, мы показывали раньше более красочный футбол, лидировали  заслуженно. Сейчас, конечно, мы на первом месте не просто так. Но мы пока не сильнее наших конкурентов на две головы.

– Как вам футбол, который показывает ЦСКА?

– Я разбирал игру с ЦСКА только перед матчем с ними и после него. Но мне показалось, что за последние 4 года расстановка сил не поменялась. Мы постоянно боремся с армейцами за первое место. Иногда нам везет, иногда – они сильнее.

– Вас не утомила расстановка «Зенита» 4-2-3-1, которую привнес Лучано Спаллетти? 

– Спаллетти использовал другую формацию – 4-3-3. Иногда мы,  правда, меняли количество опорников. Сейчас не отходим от той схемы. При Андре Виллаш-Боаше мы играем по той же схеме, но игроки исполняют больше функций на поле.

– А какая схема любимая?

– Неважно, когда я в старте. 

– (вопрос слушателя) На каком языке вы общаетесь с Мигелем Данни и Халком?

– С Мигелем бывает, что на русском, а иногда и на испанском С Халком – только на испанском. Он понимает, хотя отвечает на португальском. 

– Как вам новая инициатива РФПЛ «Стоп мат»?

– Презентация акции мне понравилась (смеется). Естественно, футбол – это эмоции, которые выражаются разными способами. Новые технологии съемок и уменьшение посещаемости стадионов приводят к улучшению слышимости. Это не красит футбол. Мы будем  как можно меньше кричать матом, но если что-то выскакивает, сильно нас не ругайте.

– (вопрос слушателя) Вы несколько раз забивали своему брату – Михаилу. Помню, что после одного из голов по телевидению показывали, как вы потрепали его по загривку и что-то сказали. А что именно?

– Да, я там трижды забивал. Не помню, что сказал, но возвращаясь к предыдущему вопрос, отмечу, что это было цензурное выражение (смеется).

Кержаков

– Вы скучаете по эпохе Петржелы? 

– По тем временам скучаю. Тогда было здорово. Мы играли и получали  удовольствие. Хорошо проводили время и вне футбола.

– Вы на днях получили «Золотой граммофон». Как ощущения?

– Я его получил, чтобы вручить победителю (смеется). Это была штука из Instagram.

– (вопрос слушателя) Вы играли в нескольких частях света – от Бразилии до Японии. Где вам было комфортнее всего?

– Хорошо помню, как играли в 2002 году в Японии. Там было 90 тысяч болельщиков – все болели за своих. В едином порыве они поддерживали сборную Японии. По каким-то неведомым сигналам они начинали аплодировать, а потом резко прекращали. Это было что-то невероятное.

– (вопрос слушателя) Если бы вы стали главой РФС, то с чего вы бы начали?

– Нужно было бы разобраться во всем то, что там сейчас творится. Ну, а потом наладил бы все (смеется).

– Что бы вы сделали, чтобы болельщики пошли на стадион?

– У нас с аренами беда. «Петровский» всегда на моей памяти собирал аншлаги. 2002 год выпадает из-за неудачного выступления команды. С 2003 года в Петербурге всегда были полные трибуны. То, что у нас на Лигу чемпионов приходит 16 тысяч, это вина команды. Помню, когда столько народу собиралось на игру против «Волги» из Твери. Футбол надо приходить смотреть в комфортные условия. А как этот комфорт достичь в снег, дождь, мороз? Когда стадионы построят, посещаемость вырастет.

– Когда вы получали экстаз от игры в футбол?

– Могу вспомнить матч чемпионата мира 2014 года, когда мне удалось забить гол в ворота корейцев. 

– Ходите ли вы на баскетбольный «Зенит»?

– Я не хожу, но, возможно, появлюсь на «Сибур–Арене». Больше посещаю СКА. 

– Сейчас не играете в хоккей?

– Где-то в 2011 году мы собирались с зенитовцами, чтобы поиграть в хоккей. Но я больше обозначал хоккеиста. А вот Роман Широков действительно неплохо проявлял себя на площадке. Но потом клуб запретил нам играть.

– (вопрос слушателя) Что вас сподвигло на появление в Instgram?

– Мне было интересно попробовать себя в этом качестве. Но важно, чтобы это не отнимало много времени. Интернет не должен затмевать такие вещи, как книги.

– Были у вас курьезные случаи в футбольной карьере?

– Могу вспомнить, как в 2001 году начинающий арбитр Станислав Сухина бегал от болельщика во время матча со «Спартаком». 

– Вы написали книгу в 19 лет. Что тогда вас двигало к этому опыту?

– Я воспринимаю сейчас это с самоиронией.  Кто-то посоветовал: «Давай на диктофон расскажешь. Будет здорово». Так я и стал писателем.

– (вопрос слушателя) Как в команде назначают пенальтиста?

– За 15 минут до отъезда на игру тренер говорит, кто будет бить 11-метровые. Однажды мне удалось отобрать у Халка это право – в игре против АЕЛа. Тогда я забил гол.

– А стартовый состав когда объявляют?

– До обеда в день игры. Мы перед этим обязательно смотрим запись матча команды-соперника. 

— (вопрос слушателя). Александр, вы поиграли в разных клубах. Скажите, под  руководством какого тренера вам хотелось бы поработать?

— Мне бы очень хотелось поработать с Анатолием Рафаиловичем Кержаковым, если бы он возглавлял наш замечательный «Зенит». Говорю это абсолютно серьезно, без тени иронии. 

— (вопрос слушателя) Какие у вас планы после завершения карьеры?

— Главное, чтобы мои планы совпадали с планами тех людей, от которых зависит мое будущее. А вообще, после окончания карьеры, мне хотелось бы продолжить работать в структуре клуба.

Кержаков

— В какой-то момент болельщикам показалось, что перед матчами сборной со шведами и молдаванами «Зенит» угодил в функциональную яму. Все ждали, что после игр сборных команда из этой ямы выберется, и, судя по результатам, не получилось. Насколько, по вашему мнению, это соответствует реальности?

— Сложно сказать, что дело в физической форме, потому что бегаем мы неплохо, никто физически не проваливается относительно соперников и партнеров по команде. Итак, физически команда готова неплохо: мы хорошо бежим, и на тренировках нагрузка достаточная для того, чтобы быть в хорошей форме и чувствовать себя хорошо. Поэтому дело, наверное, в чем-то другом.

— Этим летом Андре Виллаш-Боаш впервые проводил полноценные сборы с командой. Он нагружал вас, что называется, от души?

— Нагрузки были достаточными для того, чтобы почувствовать усталость. Но тут надо учитывать, что сборы различаются по длительности  и время на подготовку к первому после сбора матчу разное. Одно дело, когда у тебя три сбора, и первый сбор ты можешь давать серьезные нагрузки, зная, что до игры у тебя остается еще месяц. И совсем другое дело, когда у тебя идет сбор и до первого матча остается две недели. Это тоже немаловажные факторы, которые нужно иметь в виду. Поэтому пока сумасшедших нагрузок не было, но посмотрим, что будет на зимних сборах, которые у нас еще впереди.

-Вам хотелось бы, чтобы ваш сын занимался футболом?

— Да, я бы хотел, чтобы мой сын занимался спортом и стал футболистом. Но силком его никто на футбольное поле тащить не будет, но дай Бог, чтобы именно этот футболист в будущем побил все мои рекорды. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы он занимался футболом. Мне бы хотелось, чтобы он стал профессиональным спортсменом.

— Во время одной из наших предыдущих встреч, вы с азартом рассказывали, насколько развиты навыки руководителя у вашей дочери, которая регулярно ставила вас на место. С тех пор что-то изменилось?

— Она продолжает ставить меня на место. И не только меня, она и деда своего на место ставит. Причем его она строит даже более яростно, чем меня – все-таки папу боится, а вот дедом командует с удовольствием. Наверное, будет руководителем (смеется).

 

Фото: Татьяна Сухарева

Поделитесь в социальных сетях:


Комментарии:

Наша группа VK
Свежие новости:
18.9.2019, 00:00

18.9.2019, 00:00

18.9.2019, 00:00

18.9.2019, 00:00

17.9.2019, 20:40

17.9.2019, 20:40

17.9.2019, 20:40

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 17:20

17.9.2019, 14:00

17.9.2019, 10:40

17.9.2019, 00:40

16.9.2019, 21:20

16.9.2019, 21:20

16.9.2019, 11:20

16.9.2019, 11:20

16.9.2019, 01:20