Александр Кержаков: «Я мог стать только футболистом»

12.12.2014, 20:50

В рамках проекта «Легенды Зенита» Александр Кержаков рассказал холодных автобусах, жаркой Севилье и конечно, о побитых рекордах.

 Кержаков

О детстве

Детство у меня было счастливое, потому что его таким сделали мои родители. Я не могу сказать, что мы были обеспеченной семьей и всегда жили в достатке. Но я благодарен моим родителям за то, что они не позволили ни мне, ни брату чувствовать себя в чем-то обездоленными. Да, у нас не было ни приставок, ни магнитофонов, но я не ощущал какую-то жуткую необходимость в этом. А так во дворе мы играли в войнушку, солдатики, ножички. У меня был не футбольный двор, но помню, однажды, когда мне было три года, я повел старших ребят, которым было по шесть-семь лет, через дорогу играть в футбол. Меня вовремя остановил отец, который возвращался с работы, потому что я без родителей в три года пошел играть в футбол. Знаю это со слов родителей, сам я этого не помню. 

Об отце

Отец привил любовь к футболу, это самое главное. Я не представлял, что смогу вырасти и стать кем-то, кроме футболиста. У нас с ним были постоянные тренировки. Он выводил меня на площадку, на стадион недалеко от дома, вставал в ворота, и я бил по ним. Часто наши тренировки длились меньше десяти минут, потому что он начинал меня ругать, и мы, перессорившись, уходили домой. И мама понимала: если первым в дом заходил отец, а спустя какое-то время я, значит, случилось что-то неприятное и мы с ним не разговариваем.

О жизни в интернате

В 11 лет я жил в так называемой школе интернате для многодетных семей. Это было государственное учреждение, куда отдавали детей на неделю за какие-то символические деньги. Дети там учились, жили, ночевали, питались, а на выходные они уезжали к родителям. Я на выходные ездил к тете мужа моей крестной, потому что она жила в городе, недалеко от этого учреждения, на площади Ленина. Так продолжалось с февраля по май. Там было много проблем и санитарией, и со всем другим. Я вернулся, не смог жить в этих условиях. В шестой класс я пошел опять в Кингисеппе, и зимой директор СДЮШОР «Зенит» Евгений Наумович Шейнин договорился с училищем олимпийского резерва номер два на улице Коммуны, и я там жил, а учиться ездил в школу №93. Так продолжалось три года. А потом я попал в училище олимпийского резерва №1, где я и жил, и учился, а играть ездил только в СДЮШОР «Зенит».

Об автобусах

Были зимы, когда держался тридцатиградусный мороз, и по утрам приходилось ездить на промерзшем автобусе. У нас была конечная остановка, и нам нужно было ехать практически до другой конечной. В семь утра надо было стоять на остановке, садиться в автобус и ехать примерно 50 минут. Нас ехало двое, и нужно было забежать в автобус и занять места для двоих. Мой друг Антон Жуков, с которым я очень долго жил в интернате в одной комнате, был мощнее и здоровее меня. Так вот, он забегал в автобус, расталкивал всех корпусом и занимал мне место.

Кержаков

О коммерции

Раньше всем участникам чемпионата города выдавали билеты на футбол. В 1996 году в Петербурге проходил матч за звание чемпиона России. Мы пошли эти билеты продавать. Нам кто-то сообщил, что можно будет продать их за большие деньги, что будет очень большой спрос на эту игру и что у спекулянтов будут покупать билеты за любые деньги. В итоге мы продали эти билеты по цене чуть больше номинальной. А на вырученные деньги купили хот-доги, покушали и поехали в интернат смотреть футбол.

О «Светогорце»

Тогда мне удалось выиграть свои первые трофеи, два года подряд. Это было первенство области, а потом региональное первенство КФК (коллективов физической культуры). Тогда это ощущалось как нечто, похожее на серьезный, взрослый футбол. Нас было трое-четверо ребят одного возраста, а остальные были взрослые мужчины, с которыми мы играли. Такой более профессиональный уровень прививал нам Владимир Александрович Казаченок: у нас были сборы, заезды перед  играми, тактические разборы, тренировки. Наверное, он готовил нас к большому футболу.

О дебюте за «Зенит»

Первый официальный матч у меня был в Волгограде, с «Ротором». На выезде мы сыграли вничью, 0:0. Естественно, я волновался. В том матче у нас у всех, и у меня в частности, не очень получалось играть, не было ни одного голевого момента, но мы отстояли ничью. Учитывая результаты прошлых лет, это был неплохой исход – сыграть вничью с «Ротором» на выезде. Мы остались довольны.

О Морозове

В 2001 году я играл пять матчей подряд в основном составе, потом выходил на замену. На двенадцатый матч мы должны были ехать в Новороссийск. Юрий Андреевич позвал меня к себе в кабинет и сказал о том, что его не устраивает такое положение дел; что я не прибавляю, и он, наверное, в скором времени переведет меня в дубль. Потом на матч с «Черноморцем» я выхожу в стартовом составе, не забиваю, но мы выигрываем 4:0. А потом следующая игра была дома со «Спартаком», и я снова выхожу в стартовом составе. Опять не реализую два момента в первом тайме, но Юрий Андреевич дотерпел, и мне удалось забить. Честно говоря, сейчас уже не помню, какие у меня были эмоции тогда, но после игры долго не мог заснуть. Наверное, это говорит о том, что меня переполняли эмоции, чувства от того, что мне удалось забить на высшем уровне, забить «Спартаку».

Кержаков

О самолетах

Я не очень хорошо переношу полеты. Однажды я попросил у Петржелы разрешения добраться до Москвы, где мы должны были сыграть с  одни из столичных клубов, поездом. Он разрешил. Мы выиграли, уже не помню у кого, но помню, что я забил. И потом так получилось, что именно в 2004 году я часто ездил на выезды на поезде, и мы почти все время выигрывали, я забивал. И поэтому Петржела разрешал мне это делать регулярно.

О золотой связке

 В середине 2000-х говорили о связки Аршавин – Кержаков. Нам сопутствовал успех, потому что тренер предоставлял свободу и не упрекал за какие-то игровые эпизоды. Кроме того, Андрей – созидатель очень высокого класса. Я думаю, что именно благодаря ему нам удавалось создавать моменты. Вообще во времена Властимила Петржелы играли наши ребята. На стадион ходили переживать за своих, болеть за тех, кто родился в Петербурге и заканчивал здесь футбольную школу. Может быть, у команды не было много осмысленных действий, но мы испытывали очень яркие и искрение эмоции на поле. Большую роль сыграл патриотизм: мы воспитывались как футболисты в Петербурге, и нам хотелось проявить себя за единственный клуб города. Мы очень переживали за результат и за то, что будут думать о «Зените». 

О чемпионатах мира

В 2002 году я поехал со сборной на чемпионат мира. Конечно, не чувствовал себя равным среди других игроков национальной команды. За два-три года до того я смотрел на этих футболистов еще по телевизору. А теперь играл в одной команде. Они мне помогли, стирали между нами границы. Конечно, у каждого были свои интересы, и мы группировались по-разному. Я, Сычев, Измайлов, Пименов старались держаться вместе. Но те, кто был старше нас – Карпин, Мостовой, Аленичев – они не общались с нами пренебрежительно. Мы были равны. 

Когда я оказался в 2002 году Японии, меня поразил технический прогресс. Телефоны с видеокамерами! Человек только что разговаривал  и сразу же снимает – это было что-то невероятное. Поразила у японцев пунктуальность и дисциплина. Это касалось всего. Поезда приезжали всегда вовремя – секунда в секунду: даже горели часы, указывающие, сколько осталось до его прибытия. 

Что касается Бразилии, то самое главное – я туда попал. Мне удалось снова  побывать на чемпионате мира и забить гол. В Бразилии очень любят футбол, сопереживают всему, что происходит на поле, обсуждают матчи. Ну и остались после мундиаля непередаваемые эмоции: удалось сыграть на самом известном стадионе в мире – на «Маракане». 

Кержаков

Об Испании

 Я, конечно, хотел играть за «Севилью». Их интерес ко мне, скорее всего, был авансом. Вряд ли я мог поверить в такой переход. Эта команда на тот момент была одной из лучших в Европе. Они выиграли у «Барселоны» Суперкубок, Кубок УЕФА, были лидерами чемпионата. Мне очень хотелось за них сыграть. Я обсуждал эту возможность с Сергеем Фурсенко – президентом «Зенита» тех лет. И его, и Дика Адвоката могу понять, почему они не хотели меня отпускать. Но во мне взыграл юношеский максимализм. Мне очень хотелось попробовать свои силы там, и я рад, что мне позволили уйти.

В Испании меня поразила жара. Впервые я столкнулся с такими высокими температурами. Самое жаркое, что я видел в своей жизни – 58 градусов на термометре. В конце июля и начале августа стояла именно такая жаркая погода. Тренировки начинались в 9:30 утра, но термометр показывал уже +38, а к 11 часам он показывал +45. В это время мы обычно заканчивали.

Я не могу спать под кондиционером. Утром его включал на самый холодный режим, чтобы к вечеру установилась комфортная температура. Перед сном я его выключал, а к утру спальня превращаясь вновь в парилку.

О дерби

Самый принципиальный соперник «Севильи» – «Бетис». Перед тем как мы приехали на их стадион, работники клуба делали уборку в раздевалке, используя очень едкий раствор хлорки. Настолько едкий, что разъедало глаза. Как оказалось, что это было сделано специально. В тех матчах с «Бетисом» я впервые увидел, насколько сильно могут переживать болельщики за свои команды. Это было настоящим дерби – одним из серьезнейших в Испании. Автобус с трудом проезжал от гостиницы к стадиону. Там ехать всего две минуты, но мы добирались почти 45. А все потому, что болельщики толпились вокруг и не давали проехать.

Кержаков

 О Кубке УЕФА

 Когда мы в 2007 году выиграли Кубок УЕФА, вся команда из аэропорта Севильи поехала в порт, чтобы с трофеем проплыть на катере по реке. Затем нас ждал автобус, на котором проехались по улицам города. Толпа нас сопровождала всюду. На центральной площади выступили глава города, представитель церкви. Было здорово.

О возвращении в Россию

 Я очень хотел вернуться в «Зенит». Но некоторые люди меня тут не ждали. Мне пришлось уйти в «Динамо» ради игровой практики. Что-то пошло не так в «Севилье». Пришел новый наставник, который дал понять, что у него два основных форварда и я. Самое серьезное и конкретное предложение было от «Динамо». Кроме того, я знал главного тренера – Андрея Кобелева. Я сам на это шел, рад, что мне удалось там поиграть, познакомился со многими интересными людьми. Тренировки были очень интересными. Третье место стало серьезным успехом для «Динамо».

О рекордах

Я побил рекорд по числу голов за «Зенит». Это само дорогое достижение для меня. «Зенит» – мой родной клуб, и буду считать таковым до конца. Мне очень приятно, что рекорд Льва Бурчалкина, который держался долгие годы, мне удалось побить.

 

Фото: Татьяна Сухарева, delfi.ua, digit.ru, fc-zenit.ru

Поделитесь в социальных сетях:


Комментарии:

Наша группа VK
Свежие новости:
16.9.2019, 21:20

16.9.2019, 21:20

16.9.2019, 11:20

16.9.2019, 11:20

16.9.2019, 01:20

16.9.2019, 01:20

15.9.2019, 22:00

15.9.2019, 18:40

15.9.2019, 15:20

15.9.2019, 12:00

15.9.2019, 02:00

14.9.2019, 22:40

14.9.2019, 22:40

14.9.2019, 16:00

14.9.2019, 02:40

14.9.2019, 02:40

14.9.2019, 02:40

14.9.2019, 02:40

13.9.2019, 23:20

13.9.2019, 20:00

13.9.2019, 16:40

13.9.2019, 16:40

13.9.2019, 13:20

13.9.2019, 13:20

13.9.2019, 13:20