Дамы вытесняют кавалеров. Евгений Дзичковский – об инициативе Ольги Смородской

3.2.2015, 18:20

Исполком РФС пока не принял предложение президента «Локомотива» Ольги Смородской пускать на матчи без зрителей женщин и детей. Возможно, зря: было бы интересно увидеть, как такие болельщицы будут смотреться в забранных решетками фанатских секторах российских стадионов.

В 2012 году занесло меня в майский Стамбул на «Финал четырех» баскетбольной Евролиги. Матчи в этом турнире играются по пятницам и воскресеньям, субботы, соответственно, подталкивают к озорству. В тот раз озорством показалось сходить на футбол. Заранее посмотрев календарь, увидел аж две волшебные встречи: «Галатасарай» – «Фенербахче» и «Бешикташ» – «Трабзонспор». Одна за «золото», другая за «бронзу» – такой была формула чемпионата.

Решил пойти на «Бешикташ», который играл в центре города. Стадион «Иненю» на тот момент владел мировым рекордом по уровню шума и являлся единственной ареной, с которой открывался вид на две части света – Европу и Азию. Экзотика! Позвонил знакомому турку-журналисту. «Аккредитации? Без проблем. Только тебе неинтересно будет. По решению федерации на игру пустят исключительно женщин и детей. Хозяева наказаны, да и матч слишком взрывоопасный».

Оп-па! Заманчиво было увидеть такое. С другой стороны, впечатления об истинном турецком болении с его децибелами от меня явно ускользнули бы. Поэтому на футбол я не пошел. Но ситуацию запомнил.

Впервые турки применили подобную меру годом ранее. 20 сентября 2011 года на матч «Фенербахче» – «Манисаспор» разрешили прийти только женщинам и детям до 12 лет. Играли, если по-нашему, команды уровня ЦСКА и, скажем, «Амкара». Знаете, сколько набилось народу? 41 тысяча. Без мужиков. Зато все прошло гладко, и федерации новшество понравилось. С тех пор в Турции довольно часто штрафуют клубы не лирой, а отстранением от футбола буйных мужчин. Притом что небуйных, когда речь идет о футболе, там нет.

Дальновидность чиновников проявилась и в тот субботний вечер. «Галатасарай» стал чемпионом. Центр Стамбула воспламенился. На площади Таксим гудело, горело и рвалось. В машины летели камни, какого бы клуба флажок из них ни торчал. Улицы и тротуары были усыпаны стеклянным крошевом. В эту жуть могли влиться и болельщики «Бешикташа», упустившего «бронзу». Вливаться, однако, было некому: заполнившие «Иненю» женщины и дети после матча тихо растеклись по домам.

И вот теперь президент «Локомотива» Ольга Смородская предложила использовать подобное в России. Причем в менее радикальном виде: приглашать слабый пол не на весь стадион, а только в наказанные пустующие фанатские сектора. За что наказанные? Ну, допустим, за мат.

Какой простор для стеба и ерничества открылся после слов Ольги Юрьевны! Это ведь она себе развязывает руки, правда? Пусть только фанаты заикнутся с матерком про отставку руководства по гендерному признаку – их по такому же признаку на трибунах и заменят. И на шумовую поддержку команды президенту, получается, плевать. И клубная казна может оскудеть от нераспроданных билетов. Форменный кошмар. А мне, представьте, нравится. Не кошмар – идея.

Во-первых, билетные доходы российских клубов куда ниже, чем билетные потери от «зафаначенности» российских стадионов. То, что кажется красивым самому фанатскому сектору, снаружи выглядит отталкивающим. Без мата на это еще можно смотреть. С матом... Да кому он нужен, наш футбол, с матом? Результаты узнал, голы в интернете посмотрел, таблицу после тура глянул – нормалек. Не замерзнешь, выходной не потеряешь, на фастфуде сэкономишь, дубинкой по горбу не получишь, дыма не нанюхаешься, брани не наслушаешься. Поменяй условия на противоположные – извлечешь билетный доход. Не хочешь менять – терпи убытки.

Во-вторых, от такого футбола воротит нос телевидение. Клубы ему: «У нас продукт», – а оно в ответ: «Где вы видели продукт, который не хочется ни видеть, ни слышать?». Телевидению надо, чтобы завернуто было по-конфетному и чтобы рекламщики в очередь вставали. А они не встают. Не нравится им сомнительная футбольная конфета.

В-третьих, поддержка – дело важное. Но не на лысых российских стадионах с падающей посещаемостью. Которая, может, оттого и не растет, что стадионы часто выглядят выездными корпоративами ПТУ.

Ну и с матом давно пора определиться. Что он есть вообще, и в России – в частности. «Почему англичанам можно орать свой fuck, а нам свой нельзя? Это мировая футбольная субкультура!» – возмущаются фанаты. Но у англичан и в фильмах по 150 раз произносят fuck. А у нас, извините, подобное запрещено законом. Кроме того, наши и не наши ругательства имеют разную экспрессивную окраску. Наши грубее, нетерпимее для уха, так уж повелось. В языках же, не родственных русскому, вообще нет понятия «мат». Там это называется обсценной лексикой. Грубой, но общеупотребимой.

Мы любим шуметь про свой особый исторический путь. Про скрепы и духовность. Так почему не придерживаться скреп и в этом вопросе? В «Левиафане», значит, материться нельзя, а на футболе можно? И разве не видна разница между бытовым одиночным крепким словцом и коллективным зоопарковым хамством, что льется в уши со стадионных секторов?

Впрочем, мы увлеклись. В детско-женском вопросе и без того есть обо что споткнуться. Фанатские сектора, к примеру, все из себя антивандальные. Забраны решетками. Окружены цепными псами не в прямом, так в переносном смысле. Какая женщина на них пойдет? С каким ребенком?

Только ведь и это повод задуматься. С какой стати наши фанатские сектора превращены в загоны для скота? В расплодившихся законах, которые мало кто соблюдает, нет понятий «фанат», «женщина» и «ребенок». А есть «посетитель спортивно-массового мероприятия». Если посетитель не соблюдает правил, он должен быть выдворен. Уродовать зрительские места ради того, чтобы удержать балбесов на трибуне, совершенно ни к чему. Или мы забыли, как четверть века назад 96 человек на шеффилдском «Хиллсборо» были раздавлены насмерть как раз о железные решетки? Мы уверены, что в современной России такого не случится?

Другое дело, русские – не турчанки. Их и в свободный сектор не заманишь и не загонишь. Что там такого сладкого, на нашем футболе, чтобы женщинам с детьми захотелось вдруг на нем побывать, пусть даже бесплатно? Верный ответ – ничего. А надо, чтобы было. Сладкое, интересное, заманчивое. Недорогой фастфуд, улыбчивые стюарды, отсутствие агрессии, ощущение праздника. И тогда идея Смородской сработает. Тогда она превратится в реальный инструмент воздействия на людей, вредящих футболу своим присутствием. Потому что в настоящий момент такого инструмента нет.

***

В развитие темы неплохо бы также найти замену не только плохим болельщикам, но и, допустим, равнодушным футболистам. Тренерам-коммерсантам. Беспредельщикам полицейским. Президентам клубов, для которых результат команды далеко не на первом месте. Альтернатива у нас много кому не помешает, она вообще двигатель прогресса.

Если твердо взяться за ее поиски, можно начать и с женщин в фанатских секторах. А если не твердо – не стоит и начинать.

Фото: Сергей Дроняев, Максим Серегин

Каждый год в России на бумагу перерабатывается около 10 млн тонн древесины. Каждый год у Фабио Капелло уменьшается количество кандидатов в национальную сборную России. 

Скачай приложение еженедельника «Футбол» «90 минут» на планшет или смартфон. Спаси деревья. Помоги сборной России (иначе придется ужесточать лимит на легионеров).

Аппстор  googleplay 90 минут

Поделитесь в социальных сетях:


Комментарии:

Наша группа VK
Свежие новости:
21.9.2019, 21:25

21.9.2019, 21:25

21.9.2019, 18:05

21.9.2019, 18:05

21.9.2019, 14:45

21.9.2019, 11:25

21.9.2019, 01:25

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 18:45

20.9.2019, 18:45

19.9.2019, 16:05

19.9.2019, 16:05

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

19.9.2019, 02:45

18.9.2019, 16:40