Владислав Радимов: «Мальчишкой ходил к воротам базы и собирал автографы зенитовцев»

27.12.2014, 07:00

Экс-капитан «Зенита», а ныне старший тренер «Зенита»-2 рассказал Елене Окаемовой о Германии, Англии, Испании и Болгарии. Слова Садырина, которые решили всё, четырехразовые тренировки Петржелы и Василий Уткин, который контролировал тренировочный процесс – все это в расшифровке беседы, которая состоялась в рамках проекта «Легенды Зенита».

Радимов

О детстве

До четырех лет я жил в ГДР, где служил мой отец. В гарнизоне, недалеко от города Гера. Родители рассказывали, что я хорошо говорил по-немецки, лучше, чем на русском. Сейчас, наверное, я кроме «хенде хох!» ничего не вспомню. Жалею, что мать не отдала меня в немецкую школу. Там же, в Германии, я и начал гонять в футбол.  

О спорте

Уже в Ленинграде я оказался в кружке фехтования. Помню, как тренеры пришли в школу и набрали группу, в которую я и записался. Года два я занимался именно фехтованием. Были даже некоторые успехи.  Мне вручили грамоту, кажется, за третье место на чемпионате города в своей возрастной группе. У меня были рапира и фехтовальный костюм. Но больше всего в этом виде спорта мне нравилась разминка перед самими занятиями. Она включала игру в футбол в зале. Это было самое интересное, самое выдающееся и запоминающееся. Увидев мое отношение к футболу, дед, царство ему небесное, отвел меня в школу «Смена». С 8 или 9 лет я начал там заниматься.

Ну а чуть позже попал в спецкласс школы №473, где учились футболисты «Смены». Там же, кстати, потом занимались и Аршавин, и Быстров, и Малафеев. А со мной в одном классе учился старший брат Славы Малафеева. Сам Слава был младше и приходил к нам только на переменках. Мы его, словно воланчик, в воздухе пинали. До сих пор со Славой это вспоминаем. 

О болении за «Зенит»

На футбол я ребенком ходил регулярно. Мы тогда уже жили на Богатырском, недалеко от станции метро «Пионерская». Я доезжал до ЦПКиО, проходил пешком весь парк, что молодому 9-летнему пацану было не так сложно. Родители давали деньги, на них покупал мороженное и смотрел футбол в исполнении «Зенита». 

И в 1984 году я был на многих матчах нашей команды. На памятных поединках против «Шахтера» и «Металлиста» — тоже! Я благодарен матери, что она достала билеты на решающие матчи в СКК. Ажиотаж был сумасшедший. Всех перипетий борьбы я не помню, но радость от победы «Зенита» в чемпионате взбудоражила весь город. Более того, родители после той игры поехали с друзьями праздновать победу в гостиницу «Советская». Мне было лет 9. Родители выпивали за столом, а я развернул стул, сел прямо к сцене, где танцевали варьете полуголые девки. Никто мне слова даже не сказал. 

Моим любимым футболистом был Валерий Брошин. Конечно, как и другим мальчишкам, мне нравились Желудков, Ларионов, Давыдов. С ними мне потом довелось работать. А так, конечно, я знал каждого зенитовца в лицо. Более того, у меня до сих пор хранятся автографы той команды. Так же, как и нынешние мальчишки, я ходил к воротам базы «Зенита» на «Удельной» и собирал автографы.

О ЦСКА

Когда мне стукнуло 16 лет, я мечтал играть в «Зените». Но в то время команду возглавлял такой тренер, который делал ставку на других пацанов. Меня даже не приглашали в дубль. Хотя «Зенит» тогда болтался между высшей лигой, как тогда она называлась, и первой. Надо было делать выбор, да и вопрос с армией стоял. Я тогда выступал за юношескую сборную страны, тогда еще СССР, и на одном из товарищеских матчей ко мне подошел тренер и сказал: «Мы хотим тебя видеть в ЦСКА». Конечно, я терзался в сомнениях. Мать была категорически против переезда в Москву. Но на том же сборе юношеской команды в Москве меня отвезли на базу ЦСКА, она располагались в Архангельском. Меня привели в кабинет Павла Федоровича Садырина. Представляете, что для питерского мальчишки значила эта фамилия! Садырин сказал: «Ты нам нужен здесь — в ЦСКА». Все вопросы отпали сами собой. Правда, через пару месяцев Садырин возглавил сборную страны. А я остался в ЦСКА.

Радимов

О взрослении

В начале 90-х денег, которые нам платили, хватало на сникерсы, кока-колу, пару раз сводить девочку в кино, и на этом все заканчивалось. Поэтому продукты присылали родители. Мне  – колбасу из Петербурга, Хохлову – рыбу из Краснодара. Все это сбрасывали в общий «котел» и периодически ели. Матчи у дублирующих команд были раз в неделю. Если ты выиграл, то тебя кормят эту неделю. Столовая располагалась далеко от того места, где мы жили. Приходилось идти по снегу и грязи в любую погоду. Если ты не выиграл матч, а сыграл вничью, то тебя три дня не кормят. Если проиграл, тебя могут шесть дней не кормить. Поэтому был стимул побеждать, чтобы есть. Но на самом деле, когда сегодня обсуждаем все эти моменты за бокалом вина с тем же Хохловым, то вспоминаем о тех событиях  с огромным удовольствием. Со многими ребятами поддерживаем связь – с теми, с кем мы делили тот общаг.

О дебюте во взрослом футболе

Свой первый матч в премьер-лиге я провел против команды «Океан» из Находки. Дорога туда была трудной, но я не думаю, что, если вы сейчас отправитесь туда на самолете в экономклассе обычным рейсом, она будет легче. Помню, что нас кормили какими-то шпротами, килькой. Сыграв тот матч, мы сразу же отправились в обратную дорогу. Для пацана 16 лет, сыгравшего свой первый матч в премьер-лиге, эта дорога стоила того. Я вышел на замену минут за 15 до конца. Мы проигрывали 2:3. Матч закончился со счетом 2:5. Спасти Родину у меня не получилось. 

О сборной страны

Когда Олег Романцев вызвал меня в сборную, я был практически единственным футболистом из ЦСКА. Мне было 18 лет. Поэтому, конечно, я боялся. Все те ребята, что играли в сборной, были чемпионами. В национальной команде играли звезды из-за границы, которых я видел раньше по телевизору или читал о них в газетах. Для меня было настоящим откровением выходить на поле и тренироваться рядом с ними. Тем ценнее и почетнее, что я попал в эту сборную, заслужил это своей игрой.  Я этим даже горжусь. 

Помню, как сыграл против сборной Бельгии. После того матча Романцев меня похвалил и даже привел в пример другим ребятам из национальной команды. Не скрою, что было приятно. А поскольку я играл чуть ли не защитника, и мы не пропустили, а сыграли 0:0, то было приятно вдвойне. Но больше мне запомнилось, что мы играли на стадионе «Эйзель» в Бельгии. Я потом спрашивал о нем у Нико Ломбертса, когда мы вместе были в «Зените». Арена памятна тем, что там проходил финал Лиги чемпионов. В тот день на одном из секторов погибло в давке много людей. Порядка 100 человек. Поэтому, когда я вышел на этот стадион, я рассматривал трибуны «Эйзеля».

О чемпионате Европы

В 1996 году я отправился на чемпионат Европы в Англию. Это грандиозное событие, которое мне удалось прочувствовать впервые в своей жизни. Не думал, что такой ажиотаж вообще возможен. Поразили стадионы, на которых мы играли, – «Энфилд» и «Олд Траффорд» —  те арены, где обычно проводят свои домашние матчи «Ливерпуль» и «Манчестер Юнайтед». Эти стадионы пропитаны историей. Впервые я играл на арене, где трибуны расположены у самой кромки поля. К сожалению, нам не удалось выйти из группы, но по участникам турнир был высочайшего уровня. В нашей группе были Германия, Италия и Чехия. Так вот чехи и немцы потом вышли в финал чемпионата Европы. В этом плане нам немного не повезло со жребием. Я до сих пор жалею, потому что та сборная России была очень сильная. Мы могли добиться большего. Хотя если вспомнить тех же немцев, которые стали чемпионами Европы, сборную Чехии, где играли Паборский и Недвед, Италию, которую представляли Мальдини и Дзола, то уровень Евро был высочайший. 

Радимов

Об Испании

Мне было 20 лет, когда я оказался в «Сарагосе». Представляете себе, что такое в 20 лет приехать в незнакомую страну? Ты попадаешь на тренировку новой команды, в абсолютно незнакомую атмосферу, все твои друзья остались в ЦСКА, в Москве, и ты понимаешь, что ты здесь один. Первые две тренировки я стоял в сторонке и пытался понять: мне самому купить билет обратно в Россию или мне его все-таки купит клуб? Но был в этом положении и плюс. Я был один, и мне волей-неволей пришлось учить испанский язык. Мне выделили учительницу, которая написала книгу «Как обучить иностранца испанскому языку», и я ходили к ней на уроки два-три раза в неделю довольно продолжительное время. Через три месяца я дал свое первое интервью на испанском, и этим поразил многих местных журналистов. Они стали ко  мне относится совершенно по-другому.  Первый свой матч за «Сарагосу» я провел в Севилье. Понимаю Кержакова, который сказал, что больше всего в Испании его потрясла жара. Когда мы играли с «Севильей», на градуснике было за 50 градусов. А что меня поразило – это открытость и та помощь, которую мне оказывали ребята в испанской команде. Поэтому, вернувшись в Россию, я на протяжении всей карьеры старался помогать молодым ребятам и иностранцам, которые приходили в клуб. 

О победе в чемпионате Болгарии

У меня был тяжелый период в семейной жизни, я развелся, и четыре месяца, проведенные в Болгарии, стали своеобразным переходным периодом. В России были запрещены дозаявки (они были только зимой и летом), поэтому единственно возможным вариантом было поехать в Болгарию. Товарищ пригласил меня в этот чемпионат поддерживать форму. Сказать, что болгарский период моей карьеры дал мне что-то в плане футбола нельзя. В плане гулянок, безбашенной жизни и того, чего не стоит повторять молодым футболистам – это был богатый на события период. Потому что мне приходилось выходить на поле после гулянок в ночных клубах. Но при этом уровень чемпионата Болгарии был достаточно низкий, и моего уровня мастерства хватало, чтобы быть там звездой. По итогам сезона я стал чемпионом Болгарии, у меня даже осталась медаль. Но я этим не горжусь.  

О чистом листе

После Болгарии я хотел закончить карьеру. Мне было 25 лет, мне казалось, что я поиграл достаточно, заработал денег. Но друзья меня отговорили. Герман Ткаченко в то время был президентом самарских «Крыльев Советов». Он, а также другие ребята, в том числе и комментатор Василий Уткин, заставили меня переехать в Самару и попробовать начать все с чистого листа.  По большому счету, они меня просто уговорили. И несколько товарищей, в том числе и Уткин, постоянно мотались в Самару проверять, не загулял ли я, как я отношусь к тренировочному процессу. Спустя год после возращения в «Крылья Советов», я стал капитаном. У нас была очень хорошая команда, которая собирала полный стадион в Самаре.

О переходе в «Зенит»

Единственное, что меня смущало тогда, это то, что «Зенит» провел очень плохо предыдущий сезон. Осенью 2002-го команда не выиграла ни одного матча. Но я разговаривал с Виталтем Мутко, тогда президентом клуба, он меня заверил, что команда будет бороться за высокие места. Естественно, я знал, что придет новый тренер — какой-то сумасшедший чех с четырехразовыми тренировками, и будет сложно. Но свою роль сыграло то, что, во-первых я родом отсюда. И посоветовавшись с мамой, которая сказала: «может, хватит уже где-то шляться, возвращайся домой»,  принял решение вернуться в Петербург и нисколько об этом не жалею.

Радимов

О Петржеле

Безумные четырехразовые тренировки с безумным объемом беговой работы, который необходимо было проделывать. Вплоть до того, что мы вставали на лыжи и пробегали по 10 километров. Длиннющие забеги по беговым дорожкам. Возникало ощущение, что нас готовят к службе в спецназе. Еще мы под руководством фитнесс-инструктора занимались степ-аэробикой. Представляете? Двадцать футболистов танцуют в зале под руководством одной молоденькой девчонки. Это тоже запомнилось. Но Петржела сумел нас раскрепостить, и поскольку в команде было много питерских мальчишек, то, как мне кажется, именно это заряжало трибуны, которые гнали нас вперед и помогли завоевать серебряные медали чемпионата России. Для Петербурга в то время это было грандиозным успехом.

О чемпионстве

Тогда подобрался действительно очень сильный состав, и все игроки были очень сильны индивидуально. Тот футбол, который показывала команда, действительно вызывал восторг. Более того, скажу, что уровень мастерства позволял на тренировках играть, делая не более одного касания. Если вы вспомните тот состав, то поймете, что там все игроки очень хорошо владели мячом. Такого я больше в своей карьере не встречал нигде.  Запомнилось то, как встречал город, когда мы вернулись из Раменского. То, что творилось в Петербурге, невозможно передать словами. Естественно, мы отправились праздновать чемпионство в ресторан, и когда под утро, после песен и плясок, мы попросили счет, хозяин ресторана посмотрел на нас и сказал: «Вы что, идиоты? Как я могу взять с вас деньги?» Утром в 8 часов мне позвонили с одной радиостанции, потому что Татьяна Буланова была гостем в одной из передач. Ведущая хотела поздравить меня с чемпионством и спросила: «Ну, вы выспались?» На что я ответил, что еще не ложился. Это было воспринято с улыбкой.

О завершении карьеры

Я благодарен руководству и Дику Авдокаату за то, что дали завершить карьеру на такой победной ноте – в победном матче за суперкубок УЕФА против «Манчестер Юнайтед». Это здорово.

Радимов

О работе в «Зените»-2

Владимир, Кострома, Псков, Смоленск,  Иваново. На выезды с командой мы ездим по старым русским городам и в каждом есть что посмотреть: церкви, реки, как сами города устроены. Ребята должны понимать, что не все города выглядят так, как Москва и Санкт-Петербург.  В каждом городе, куда мы приезжаем, мы стараемся куда-нибудь сходить. Это и парням, думаю, полезно, да и мне самому интересно. Например, взять ту же Коломну. Настолько чистый и красивый  город, с красивыми церквями, что я был очень сильно этим удивлен.

Ну а ребята… Они мне точно дают задор и энергию. Моей старшей дочери 17 лет, и то, как ребята себя ведут, помогает мне в общении с ней. А что они у меня перенимают? Наверное, какие-то технические приемы, вот это я могу им подсказать. А в жизни – наверное, тех ошибок, которые я совершал в Болгарии, ребятам лучше избегать. Наше общение строится на доверии. Понятно, что есть какая-то грань, которую они не могут перейти, и пацаны это знают. Но  обратиться ко мне за советом или даже пошутить надо мной – это в порядке вещей, воспринимается как норма. Одно из самых главных качеств, которое я в них стараюсь воспитать – это умение радоваться чужим успехам. Чтобы, когда кого-то из их партнеров вызвали в стартовый состав, они не завидовали ему, а порадовались за него. Пожалуй, это самое сложное в жизни человека – уметь радоваться чужим успехам. Если они этому научаться и будут самоироничны, то они будут настоящими людьми. 

 

Фото: Татьяна Сухарева, championat.com, championat.com, googleusercontent.com, championat.com

Поделитесь в социальных сетях:


Комментарии:

Наша группа VK
Свежие новости:
22.9.2019, 14:05

22.9.2019, 14:05

22.9.2019, 10:45

22.9.2019, 07:25

22.9.2019, 04:05

22.9.2019, 04:05

22.9.2019, 04:05

22.9.2019, 04:05

22.9.2019, 04:05

22.9.2019, 00:45

22.9.2019, 00:45

22.9.2019, 00:45

22.9.2019, 00:45

21.9.2019, 21:25

21.9.2019, 21:25

21.9.2019, 18:05

21.9.2019, 18:05

21.9.2019, 14:45

21.9.2019, 11:25

21.9.2019, 01:25

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 22:05

20.9.2019, 18:45

20.9.2019, 18:45